Уценёнка

Что-то меня сегодня колбасит не по-детски.

И размышления соответствующие.

Задумалась: а что я бы могла сегодня предъявить, как открытия современности, принесшие мне радость, — помимо боли от нестерпимо длинного списка утрат?

Что — хотя бы в моих лазах, а не в глазах Вечности — должно стать оправданием 21 века, отбывшего уже почти одну пятую свою часть?

Что-то же должно меня радовать?

Ну, разумеется, то из старого, что еще не уничтожено. Эрмитаж и иже с ним — это не обсуждается.

Всё-таки — что из нового, возникшего на глазах не только у меня, черепахи Тортиллы, но и у тех, кому сегодня до сорока — хотя бы.

Молодые музыканты. Маслеев, Дебарг, Александр Рамм.

Танцовщики — Кимин Ким, Рената Шакирова, Виктор Лебедев, Эрнест Латыпов (конечно, я просто не всех знаю).

Актеры… Никого из новых, кроме Анны Михалковой, Яны Трояновой и Александра Яценко, я не назову…

Но даже и они все время — с первого кадра — играют результат.

Актера, который бы начало фильма или спектакля играл так, словно он не знает, что случится через минуту и чем всё закончится, словно судьба вершится здесь и сейчас, словно от каждого слова зависит вся будущая жизнь — таких актеров сегодня я просто не вижу.

Возможно, я просто не всё видела. Но, скорее, сегодня актеры просто не умеют играть «незнание судьбы персонажа»… А это убивает сразу всю актерскую школу, какой бы она ни была. А она еще и так себе.

Сокуров, перекочевавший в моё «сегодня» из моего же «вчера», всё более становится замкнутой структурой, вещью в себе, «таинственным шифровальщиком». Он не делает кино, из-за которого мне во времена моей юности буквально не хотелось выходить из зрительного зала…

Театральная эпоха, в которой одновременно царили и состязались меж собою на сцене Товстоногов, Эфрос, Любимов, где к тому моменту уже «народились» Петр Фоменко и Анатолий Васильев — в России; Ежи Гротовский, Анджей Ханушкевич и Юзеф Шайна — в Польше; где одновременно создавали свой театр Питер Брук, Тайрон Гатри, Роже Планшон или Джорджо Стрелер — закончилась безвозвратно…

В театре сегодня из ныне действующих в России для меня видны только два литовца Туминас и Карбаускас, Григорий Козлов да Николай Коляда. Из прошлого века добрался до нынешнего только Додин — и то не без потерь.

Это те, у кого я вижу не один и не два спектакля — а школу и культуру — даже если она не всегда мне родственна. Это те, кто сами себе — театр.

Но театра, который заставляет страдать и сострадать, смеяться и плакать — всё меньше, он почти уже исчез.

Остальное — модное и не модное — мимо кассы (даже если касса довольна). Всё мелочевка — в большей или меньшей степени, всё не с бонусом, а со скидкой.

Про драматургию даже заикаться боюсь.

Про композиторов — тоже.

Лучшие из книг — по-прежнему — Достоевский, Чехов и Шекспир.

Ни одной книги, которая рассказала бы не в форме памфлета, а в форме трагедии или драмы про последнее наше бурное сороколетие так и не создано — и не вижу, кем бы могло быть создано: на горизонте нет никаких шансов не только для появления «Тихого Дона» или «Бега», но даже и для появления «Хождения по мукам»…

Драма нескольких поколений людей через пару десятилетий останется в истории лишь в форме фарса и анекдотов типа балабановских «Жмурок».

И про драмы русских, брошенных своей страной на национальных окраинах, никто уже не напишет… Свидетели и участники вымрут.

В литературе даже попыток соревнования с великой литературой прошлого нет. Забег в ширину с нулевым результатом. Всё, что едва достигает уровня литературы третьего эшелона ХХ века, сегодня числят чуть ли не шедевром.

Поэтов тоже нет, есть виршеплеты.

Версификаторство, которое люди просто гонят километрами…

Слава Богу, что поэтов до того наделано было немало, но это все — полувековой и более давности. Пушкин и Блок, Мандельштам, Пастернак и Ахматова, Самойлов и Бродский, по-прежнему недосягаемы.

Великой прозы нет, великой музыки нет, нет вообще ничего, что бы хоть как-то хоть в чем-то превзошло бы 20-й век, не говоря уж о веках предыдущих.

Всё и вся никак не предполагают у читающего, смотрящего, слушающего достойного культурного багажа — ибо этот багаж немедленно обрушивает сегодняшний день в пустоту.

Всё и вся требуют скидок, поблажек, понимания ситуации…

Кругом — уценёнка.

Всё художественное поле нового века отмечено измельчанием, удешевлением и тленом, как в комиссионке.

Скажите, может быть, что-то выпало из моей памяти?

Возможно, я забыла нечто великое, уникальное, сообщающее времени и культуре поступательное движение, а не только глубокий регресс?

Возможно, это я не досмотрела, не дочитала, не дослушала?

Или ощущение копошения мелкой живности в зыбучих песках, которое меня не покидает в последнее время, — не у меня одной?

И мои глаза, уши, рецепторы — мне всё же не лгут?

Темы

Расписание РосПрограмм Римма Маркова Юрий Никулин Круглый стол Коронавирус Андрей Петров Иосиф Кобзон ТВ Алексей Герман Карен Шахназаров Евгений Леонов Николай Еременко Федерико Феллини Автор: Ирина Павлова СМИ о нас   Вия Артмане БДТ Крошка-енот Кинофестивали Франко Дзеффирелли Ефим Копелян Автор: Юрий Павлов Дом кино Людмила Гурченко Пушкин День Победы Мастерская Первого и Экспериментального фильма Андрей Звягинцев Николай Лебедев Марчелло Мастроянни Бернардо Бертолуччи Автор: Марианна Голева Георгий Товстоногов Лекции Олег Стриженов Публичные встречи Авдотья Смирнова Михаил Козаков Мировое кино Фото Лариса Гузеева Алиса Фрейндлих Олег Басилашвили Квентин Тарантино Илья Авербах Светлана Крючкова Наше кино РосПрограммы ММКФ Юрий Богатырев Отар Иоселиани Павел Лебешев Ленфильм Юрий Павлов Футбол Блог Игорь Владимиров Кира Муратова Наталья Пушкина Алексей Балабанов Борис Хлебников Елена Соловей Радио Эва Шикульска Публикации в СМИ Никита Михалков Текст Андрей Тарковский Анатолий Эфрос Видео

Дом Павловой

Культурно-просветительский проект

Ирина Павлова в Фейсбуке

Страниц в других соцсетях у Павловой нет.

Дом Павловой

Культурно-просветительский проект

Обо мне Павлов О проекте Видео | Лекции
Тексты | Публикации в СМИ | Блог
РосПрограммы ММКФ

Ирина Павлова в Фейсбуке

Страниц в других соцсетях у Павловой нет.

Аккаунты проекта в соцсетях: