70!

ЭВА

Мне кажется, что в дни моей юности ее обожала вся страна, весь громадный Советский Союз.

От нее словно какое-то сияние исходило, и это было не только сияние её чудесной, нереальной красоты, а еще и чего-то прекрасного, волшебного, нематериального…

После фильма «Звезда пленительного счастья» этот нежный овал лица, эти прозрачные глаза и эти губы-лепестки не сходили с обложек наших журналов, она стала, кажется, третьей иностранкой на моей памяти, по которой сходили с ума и прыщавые юнцы и почтенные отцы советских семейств, — двумя первыми были Анни Жирардо и Анук Эме.

Но думаю я, что Эву тогда полюбили всё же не за красоту, а за это «БилА-не билА! Авос!», и за то, как на коленки уселась в грязь на дороге и заревела…

Когда в середине 70-х мой муж по студенческому обмену съездил в Польшу, и видел ее в театре Юзефа Шайны, зависти моей не было предела.

А еще через пару лет она потрясла нас всех в фильме Ильи Авербаха «Объяснение в любви», и стала уже просто нашим кумиром.

Я об эту пору была далека от всего на свете: у меня только что родился ребенок, я работала мамой 24 часа в сутки, потом началась аспирантура, и я вспомнила о своем былом увлечении Шикульской, лишь познакомившись с Юрой Богатыревым, который первым делом спросил меня, знакома ли я с нею.

Я не была знакома, но он всё равно взахлеб стал про нее рассказывать, и было видно, что она для него не просто партнерша по фильму, а кто-то очень важный в жизни. И так он про нее говорил, что я снова в нее влюбилась. И потом, когда я с кем-то о ней заговаривала на «Ленфильме», все, кто с нею так или иначе соприкасался, — буквально расцветали, стоило лишь упомянуть ее имя.

Было понятно, что она не только красивая и талантливая, но и очень хорошая.

И лишь Авербах на моей памяти всегда избегал разговоров о ней, мрачнел и переводил беседу на другую тему.

Узнав, что я буду вместе с ней работать в жюри фестиваля «Балтийские дебюты», я просто задохнулась от восторга. В самом деле. Мне ужасно хотелось с ней поговорить. А работа в жюри людей всегда очень сближает. И тогда, летом 2010-го, по-человечески мы все меж собой мгновенно подружились и перешли «на ты»…

Хотя в нашем жюри эстетические пристрастия и взгляды на кино у нас всех оказались настолько различны, что когда мы пришли к результату, более или менее приемлемому для каждого, и раздали призы, выяснилось, что каждый — вот буквально каждый член жюри этим результатом в глубине души недоволен.

В этом смысле Эва тогда меня просто потрясла своей независимостью и непреклонностью. Уже все согласились на компромисс, уже все договорились между собой, а она всё стояла на своем. По любой позиции стояла до конца, не пасуя перед большинством…

Впрочем, она меня тогда поразила вообще всем.

И тем, с какой иронией относилась к самой себе — на мой взгляд, совершенно ослепительной, без всяких уколов и подтяжек. Иначе, как «эта старая тётка» она себя не называла, хотя эти её слова возмущали буквально всех и все начинали бурно протестовать, а она расстраивалась: «Получается, что я комплиментов себе выпросила!». Она именно так по-русски говорила: не очень правильно, но очень понятно.

И тем, каким ясным, я бы даже сказала, ярким умом обладает.

И легкостью в общении, контактностью, дружелюбием и какой-то удивительной прямотой и искренностью. На любой вопрос она отвечала всегда открыто и честно, не жеманясь, без этого дурацкого «ноу комментс».

Мы с ней много разговаривали про Авербаха.

Именно тогда я поняла, почему он не любил говорить про нее…

Когда я спросила её о нем, она даже глаз не опустила, сказав: «Он был единственной настоящей любовью всей моей жизни! И он меня тоже любил».

И на вопрос, почему они расстались, тоже ответила грустно, просто и прямо: «Понимаешь… Илья мне всегда говорил: «У нас с тобой — „Варшавская мелодия“ в чистом виде!».

Меня тогда словно ножом по сердцу полоснули.

Я представила себе эту пару, и почти физически почувствовала, что его жизнь точно сложилась бы иначе, будь она с ним рядом. Что многого ужасного в этой его жизни точно бы не случилось: она бы за него горло перегрызла. Да и потом, ведь не только же мы, ведь высокое начальство — и студии и страны — ее тоже обожало. Вон, насколько легче была жизнь Любимова рядом с Целиковской и ее звонками «куда надо»…

И даже последние его дни не были бы так печальны, будь она с ним…

Я позвоню ей, конечно, хотя обычно в такие дни она трубку не берет, прячется от поздравлений.

Ну, пусть хотя бы так — поздравлю любимую мою, чудесную, удивительную Эву.

Эву Шикульску.

Для которой любой юбилей — пустяк, потому что красота и молодость — она в душе, а не в зеркале.

С днем рождения, Эва!

Темы

Римма Маркова Алексей Герман Кинофестивали Андрей Звягинцев СМИ о нас Михаил Козаков Илья Авербах Людмила Гурченко Николай Лебедев Павел Лебешев Автор: Юрий Павлов БДТ Борис Хлебников Автор: Марианна Голева Квентин Тарантино Марчелло Мастроянни Ефим Копелян Видео Блог Авдотья Смирнова Андрей Тарковский Футбол РосПрограммы ММКФ Наталья Пушкина ТВ Ленфильм Николай Еременко Эва Шикульска Крошка-енот Алексей Балабанов Публичные встречи Кира Муратова Коронавирус Андрей Петров Олег Басилашвили Вия Артмане Отар Иоселиани Текст Юрий Никулин Елена Соловей Иосиф Кобзон Юрий Богатырев Игорь Владимиров Никита Михалков Мастерская Первого и Экспериментального фильма Мировое кино Франко Дзеффирелли Радио Дом кино Карен Шахназаров Наше кино Юрий Павлов Федерико Феллини Георгий Товстоногов Публикации в СМИ Расписание РосПрограмм Светлана Крючкова Бернардо Бертолуччи Лекции Олег Стриженов Пушкин Круглый стол Автор: Ирина Павлова Фото Анатолий Эфрос Евгений Леонов Лариса Гузеева Алиса Фрейндлих День Победы  

Дом Павловой

Культурно-просветительский проект

Ирина Павлова в Фейсбуке

Страниц в других соцсетях у Павловой нет.

Дом Павловой

Культурно-просветительский проект

Обо мне Павлов О проекте Видео | Лекции
Тексты | Публикации в СМИ | Блог
РосПрограммы ММКФ

Ирина Павлова в Фейсбуке

Страниц в других соцсетях у Павловой нет.

Аккаунты проекта в соцсетях: