Всегда любила ее, всегда горевала по ней, оклеветанной.

Причем, клеветники и клеветницы (среди них — лучшие имена литературной России!) в самом деле не верили — ни его стихам «Моя Мадонна», ни его словам, ни его чувствам — она была первой и единственной, на которой он захотел жениться; да так, что стерпел даже первый отказ.

Они верили только наветам, и хотели верить только им.

Правда, как это всё похоже на день сегодняшний. Нравы не поменялись.

Я много о ней думала.

О деревенской девочке, застенчивой, любившей читать сентиментальные романы, а получившей в мужья — поневоле — столичного язвительного насмешника, знаменитого, маленького, некрасивого, с тяжелым характером.

Я читала их переписку.

Он, правда, любил её.

Вне всякого сомнения.

И она — судя по всему — была глубоко к нему привязана. Любила ли в «романтическом» смысле слова — не знаю; но была с ним по-супружески дружна, научилась понимать его, беспокоилась о нем, скучала без него.

За 6 лет брака, между прочим, родила ему четверых детей. Всякий раз с тяжело протекавшей беременностью. К вопросу о том, насколько она любила развлекаться и насколько была «легкомысленна».

Почитайте о нем, об Александре Сергеиче — в возрасте от 16 до 24 лет. Мало не покажется.

После его смерти (да и после ее смерти) — всегда — о ней судачили, обидно, нечестно.

Великие женщины, такие, как А. А. Ахматова или М. И. Цветаева, элементарно на нее злились, ревновали ее, завидовали ей — это через почти сто лет, — и облекали свою ревность в умные слова, которые, по сути, были просто пасквилями. Увы, это так, и женщины всегда остаются женщинами, даже если они гениальны.

А ей и было-то 16, когда познакомились, 18 — когда поженились, 24 — когда овдовела.

«Школьница» — невеста. «Студентка» — вдова.

А с нее вот уже более 200 лет спрашивают, как с Матери Терезы.

7 лет она вдовела.

Почти два года из них жила в деревне — в родном Полотняном Заводе. Растила детей. Поехала в Михайловское, поставила памятник на могиле Пушкина. Долго не выходила замуж. Добровольно отказалась от великосветской жизни, предпочла одиночество в окружении многочисленной родни и друзей.

Дети ее совсем не раздражали, она любила возиться с ними, терпела их шалости и сама с ними шалила… Удивлялась тем, кто раздражается.

Вдова в 24 года, всякий раз с началом января — месяца гибели Пушкина — она уединялась, соблюдая строгий пост и предаваясь печальным воспоминаниям. Уже будучи женой Ланского, на протяжении всей своей жизни оставила за собой право по пятницам, в день кончины Пушкина, облачаться в траур и соблюдать строгий пост.

Уже во втором браке она много болела. Были проблемы с сердцем.

И умерла от тяжелой пневмонии, в бреду и беспамятстве зовя не доброго генерала Ланского, а давно умершего Пушкина.

Наталья Николаевна скончалась 26 ноября (8 декабря) 1863 года. Ей был 51 год. Прах её был погребен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

На памятнике выбита только одна фамилия: «Ланская».

Не думаю, что такова была ее воля….

 

P. S. В связи с комментами.

Пушкин (несмотря на всю свою гениальность поэта и поразительный ум настоящего большого ученого) был «маленький», «некрасивый». Если вы меня станете убеждать, что он был не 160 см росту, а 2 метра, и что был красив, как греческий бог, я сочту, что вы перепутали его с Дантесом. Если вам слово «язвительный» кажется обидным, то мне оно кажется комплиментарным: я и сама порядком язвительна, но до АС мне далеко.

Чтобы в этом убедиться, надо читать АС, его письма, воспоминания о нем друзей. Достаточно трех его строк, чтобы уровень его язвительности стал ясен: «правитель слабый и лукавый, плешивый щёголь, враг труда, нечаянно пригретый славой…».

Можете также прочесть «Вот, перешед чрез мост Кокушкин». Тоже нехило. Что вы еще хотите?

Дальше. Два замечательных поэта — ААА и МИЦ — многажды писали, что с юности были со всей романтической силой влюблены в давно покойного поэта, как в мужчину. И ревновали его к его же (тоже давно покойной) жене. И обе написали про него и про нее. Где он был, разумеется, средоточием всех добродетелей, а она — исчадием ада и дурой. Если это называется как-то иначе, чем злая бабья ревность (и зависть!) — то уж и не знаю. Что касается НН, то она прошла длинный путь (кстати, как и ее оппонентки). Сначала была просто тихая деревенская дурочка с красивой внешностью; потом — хорошая, добрая жена и друг; потом трагическая жертва, почти такая же трагическая, как и ее великий муж. Потом были семь лет одинокого вдовства и новый брак, про который тут достаточно написано. И вообще, надоело. Хватит уже мне тут самой оправдываться и ее оправдывать. Быстро выходят вперед все, кто закрыл Пушкина своей грудью на дуэли и позволил ему жить 100 лет. Так же делают шаг вперед мамаши, вырастившие семерых своих детей и четырех приемных. Как только выйдут — с ними и буду обсуждать.

Остальные свободны.

 

P. P. S.

А простая мысль о том, что первая красавица России, это, в общем, тоже не баран чихнул — никому в голову не приходит?

Мы этот вопрос как-то не затрагивали, но это же не значит, что его не было вообще?

И о том мы не говорим, что знаменитый холостяк за 30 с какого-то перепугу твердо вдруг решает жениться (на бесприданнице), хотя до этого бежал брака как черт ладана, и при этом заявляет, что если не женится вот на этой деревенской барышне, то не женится уже и вообще.

Что известный своей гордостью поэт дважды (!) сватается (сначала получив отказ от матери).

То есть, дело не в том, что он остепениться хотел. Он хотел именно эту женщину и никак иначе (а ведь какие умницы-разумницы столичные за него радехоньки были, с дорогой душой)? Но будущая тёща ни в какую — он ей не нравится и маменькой звать не хочет.

Кто уламывает «маменьку»? Да сама невеста! Которой за Пушкина замуж хочется. Которая увлечена Пушкиным меньше, конечно, чем он ею, но увлечена, про то все знакомые пишут, и именно она сламывает сопротивление матери. И он, нынешним языком говоря, звезда всех салонов, трепещет от волнения, дожидаясь оценок ее первых выходов в свет. Не она, заметьте, волнуется, а он! Она-то свое уже получила, у нее кольцо на пальце, а ему нужно, чтоб она имела светский успех! Ему хочется гордиться ею.

Советские пушкинисты пошли вослед за кумушками судачащими, и им все поверили, а на деле-то всё не совсем так было. И дом вела — именно она — пока в родах не лежала, это она практичная и толковая была, а вовсе не Александрина, как принято считать. Эх, народ, читайте, и будет вам счастье.

Темы

Федерико Феллини Алексей Балабанов Олег Стриженов Олег Басилашвили Юрий Павлов День Победы БДТ Радио Никита Михалков Евгений Леонов Римма Маркова Георгий Товстоногов Елена Соловей Футбол Эва Шикульска Отар Иоселиани Михаил Козаков Кинофестивали Фото Юрий Никулин   Ефим Копелян Пушкин Крошка-енот Кира Муратова Наше кино Текст Блог Квентин Тарантино Андрей Звягинцев Публикации в СМИ Николай Лебедев Андрей Петров Павел Лебешев Франко Дзеффирелли Алексей Герман Борис Хлебников Ленфильм Игорь Владимиров Вия Артмане Лариса Гузеева Андрей Тарковский Людмила Гурченко СМИ о нас Дом кино Светлана Крючкова Алиса Фрейндлих Расписание РосПрограмм ТВ Марчелло Мастроянни Мастерская Первого и Экспериментального фильма Автор: Юрий Павлов Автор: Ирина Павлова Наталья Пушкина Карен Шахназаров Мировое кино Иосиф Кобзон Бернардо Бертолуччи Юрий Богатырев Илья Авербах Лекции Видео Анатолий Эфрос Авдотья Смирнова РосПрограммы ММКФ Круглый стол Коронавирус Публичные встречи Николай Еременко Автор: Марианна Голева

Дом Павловой

Культурно-просветительский проект

Ирина Павлова в Фейсбуке

Страниц в других соцсетях у Павловой нет.

Дом Павловой

Культурно-просветительский проект

Обо мне Павлов О проекте Видео | Лекции
Тексты | Публикации в СМИ | Блог
РосПрограммы ММКФ

Ирина Павлова в Фейсбуке

Страниц в других соцсетях у Павловой нет.

Аккаунты проекта в соцсетях: